Клуб Красного Кота
Конкурс юмора. Этап 5
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Издание книг в серии
"Писатели нового века"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы перечислений
Реклама


.

Рецензии
Режим:

Валентина Тимонина >> Она03.03.2020 22:50
   И еще, Инга, хочу добавить. В произведении фонетика абсолютно созвучна теме. Лексика насыщенная. Построение стихотворения, мне кажется, не должно вызывать никаких замечаний. Просто читатель должен УМЕТЬ при чтении соблюдать цезуры, т. е паузы, которые подчеркивают ритм, делают поэтическую речь выразительной, порывистой, напряженной. Однако не все читатели и даже великие поэты умеют такие цезуры выделять. С уважением. Валентина.
Валентина Тимонина >> Она03.03.2020 22:34
   Инга, уважаемая, читаю и перечитываю Ваше стихотворение, а правильнее назвать - молитву. И она - эта молитва - не только об авторе. Она, по-моему, о многих из нас, о наших судьбах, о наших переживаниях. И мне хочется выучить ее наизусть. Написать так пронзительно может только человек тонкой и добрейшей души. Спасибо Вам и только добра. Валентина.
Валентина Тимонина >> ***03.03.2020 22:21
   Инга, как же глубоко Вы выразили и сердечные муки, и физическую боль, и мужество человека, которого подвергли таким страданиям жестокие изуверы. И мне тоже стало страшно. С уважением. Валентина.
Израиль Рубинштейн >> Незамужняя27.02.2018 11:22
   Здорово! Проняла до костей судьба бедной послушницы! Спасибо!
Роксана Баркова >> Сотворение мира23.03.2016 14:28
   Это больше, чем стихи. Спасибо за Это.
Дмитрий Шорскин >> Слово19.02.2016 07:33
   Хорошему произведению сложно подобрать эпитеты, но отметить как-то нужно.
   Обязательно. :) С другой стороны, возможно скажу крамолу, но, имхо, этот стих похож
   на легкую поп-песенку, написанную Чайковским в перерывах между работой над
   "Щелкунчиком&qu­ot;.­ :)
   Надеюсь и на " Вальс цветов".
   Читатель.
Жуковский Иван >> Зимнее20.01.2016 17:59
   Что ни слово – то глыба!
Жуковский Иван >> Майерлинг20.01.2016 17:53
   Магическая сила стиха. Повторное прочтение – усиление чувства.
Ольга Немежикова >> Зимнее08.03.2015 09:00
   Инга! С Восьмым Марта тебя! "Зимнее" - чудо!!!
   Всегда поклонник твоего таланта! Оля.
Тупицин Артём (Art-Pain) >> ***28.12.2014 11:12
   Здравствуйте.
    Мне понравилось. Чувствуется вкус и талант. Несколько сомнительно
   смотрится второе четверостишье - и по рифмам, и по размеру. А в целом -
   "безводно, бесслёзно, бесснежно"...
    С уважением.
Инга Сташевска >> поутру01.08.2014 11:53
   (вздыхая) - забегала, Леонид! Правда, не с этим стихом...меня там даже в
   шорт-лист не взяли.
Инга Сташевска >> Она01.08.2014 11:29
   Леонид, Вы абсолютно правы, так и задумано было, потому и в скобках...
Леонид Демиховский >> поутру01.08.2014 06:41
   Штам?;)
   
   Вы когда- нибудь забегали в "Лампу и дымоход"?
   По-моему, пришлись бы там ко двору. Удачи!
Леонид Демиховский >> Она01.08.2014 06:31
   Думаю, дело не в падеже... А в славе... Ее бы с заглавной буквы - и вопрос
   бы не стоял.
Ольга Немежикова >> Осень30.07.2014 13:11
   В рецензии на замечательное стихотворение Инги Сташевска «Осень» хотелось бы коснуться исключительно композиции образной системы.
   ЛГ пишет свое стихотворение ночью (Светлее ночь. Размереннее строка), которая на исходе, мир еще погружен в сон, звуков нет – состояние тишины всплывает из контекста, потому что тише слова молитв, а мы эти тихие слова, все-равно, слышим: вот они, написанные, перед нами. И размыты, растворены в однородности ночи краски, но...
   (в молитве, обращенной, казалось бы, исключительно к Богу, ЛГ, не пытаясь себя удерживать, направлять)
   ...вдруг – Невероятно ярок осенний лист – сама того не ведая (мы не знаем, кто ЛГ – мужчина или женщина, по умолчанию примем половую принадлежность по автору), попадает из предрассветной ночи обратно в закат. Через осенний лист, который не просто ярок, а ярок невероятно.
   И растекается в рамке небес закат
   Ночь, из какой-то нам невидимой точки, начинает растекаться закатом в рамке небес. Рамка – и есть та самая ночь. И вот уже появляется город. Неожиданно мы попадаем в день, его шум и гвалт, но – лишь на кратчайший миг, который, тем не менее, поднимает из нас необыкновенно много. Город-символ, тут же всплывают Содом и Гоморра, суета сует, кесарево... Город, откуда все дороги ведут к воде.
   Дороги идут через дюны (Чем ближе дюны - пронзительней синева). Дюны – песчаные холмы, песок... Водой в песок... Вся суета сует — водой в песок, и только синева, неба ли, воды, но это — прозрачная, тишайшая синева, ее пронзительность поглотила, растворила город, и больше мы о нем не вспоминаем. Как не было этого города... Показался на миг и – исчез.
   И тает короткий день.
   Осень, которая появилась уже в осеннем листе, теперь тает в коротком дне. Но тает – в янтаре. Вот она, точка, из которой развернулось полотно стихотворения! Янтарь — капелька застывшей ископаемой смолы, капелька солнца – отсылает нас к образу светила, благодаря которому на Земле существует жизнь.
   Всё - забывай. Намеренно — забывай!
   В композицию, нет, не врывается – проникает, нет, даже не молитва ЛГ, а обращение к самой себе, звучит интерлюдией. Забывай – очищай свою душу, прежде всего, от обид, от требований, и от содеянного тобою добра. Потому что если ты его помнишь – то это уже не добро, а намеренная выгода и гордыня. А поскольку люди слабы и греховны, то забывать приходится намеренно,усилием воли.
   Касается края воды золотой клубок
   Последний взгляд на вдруг возникшую и уже исчезающую картину заката. Но! Края воды касается … золотой клубок! Нить Ариадны, которая, единственная поможет выйти из тьмы ночи! Свился в клубок лейтмотив стихотворения – ассоциативный ряд солнца: ярок осенний листнебес закатпронзительная синева (она, по определению, может быть пронзительной лишь при ярком солнце) – янтарьзолотой клубок.
   Идешь, почти не касаясь седой земли...
   Действительно, на закате цвета окружающего мира приглушены и бежевые дюны могут выглядеть седыми. В цветовом ряду с пронзительной синевой и янтарным золотом (цвет янтаря может варьировать от почти белого до почти черного, но в основном охватывает спектр желто-оранжевых оттенков, который и задан в стихотворении) появляется белый. Седина может быть разных оттенков, при полной потере пигмента волосы становятся серебристо-белыми. ЛГ, глядя на нить золотого клубка, идет, почти не касаясь седой земли... Воспроизведены цвета Бога – золотой, синий, белый.
   И вдруг понимаешь, как равнодушен Бог.
   И как - нечеловечески — справедлив.
   Вдруг, опять вдруг, потому что все стихотворение — вспышки озарения, навстречу ЛГ, по воде(!), сотворенный приемом монтажа в воображении, идет Бог, отрешенный, равнодушный, в сиянии ослепительных лучей закатного солнца. Потому что равнодушие его и есть та самая, нечеловеческая справедливость. Люди, по определению, ничего не делают без выгоды, без причины, такова природа человеческая, таков наш удел. Мы всегда неравнодушны, если живы, нашу душу что-то обязательно задевает. И справедливость — не закон, а понятие, каждому – свое. Законом она может быть только для Бога. Именно потому Он и нечеловечески — справедлив.
   Все наши молитвы – о справедливости, которая лишь через Него. Взгляд непроизвольно стремится вверх, к началу стихотворения:
   Чем дольше веришь - тише слова молитв.
Инга Сташевска >> Она26.07.2014 04:49
   Николай, я Вам искренне советую забыть про меня и мои стихи и идти
   поклоняться творчеству Сагидаш З.
   Никаких открытий в поэзии я не делала и не делаю, все было открыто до
   нас, и никаких иллюзий по поводу моих стихов не имею.
Инга Сташевска >> Она25.07.2014 16:25
   Спасибо всем большое!
   
   Николай, смею Вас заверить - негативных откликов хватает, куда-то
   подевался отзыв Татьяны Юртиной-Ивановой разгромный на первой
   странице.. А после того, как этот стиш взяли на конкурс "Окна", я могу
   вполне обойтись без похвалы ему. )))
   разная рифмовка оправдана - две части в стихе. А насчет падежа и
   чутка - так ведь простая баба ЛГ, полуграмотная..))))
   
    а где Ксения Рундель пишет про стиш этот? "Поутру" и "По правилам"
   она комментировала, а этот, по-моему, нет.
Николай Бурмистров >> Она25.07.2014 11:42
   Премудрости рецензента:
   “Мастерски обыгран, по умолчанию, стилистический прием
   оксюморона.
    Хотелось бы обратить внимание на амплификацию,
   усиленную переносом... апофеозом которых является…” -
   напоминают пародию на музыкального критика из кукольного
   “Необыкновенного концерта”.
   Понятнее формулирует рецензент Ксения Рундель:
   “ Инга Сташевска создала совершенно новое направление в
   русской литературе (новейшей изящной словесности) -
   постимпрессионизм (постимпрессионистич­еская(?)­
   поэтическая лирика)”.
   Ольга Гуляева отозвалась бы ещё эмоциональнее:
   “Не знаю, чё сказать!”
   Не возражаю, чтобы Инга выбрала из позитивных откликов
   любые, её согревшие.
   Но две ложечки горького в бочку меда имею.
   Сбивает гармонию разнобой в рифмовке (переход от смежной
   рифмы к перекрестной совершенно неоправдан).
   Выглядит браком в технике стилистическое несогласование в
   строках:
   За то, чего нет,..
   ( слава, деньги, сказочных королев
   Платья, и - ослепительная красота), (правильно: славЫ, деНЕГ
   и т.д.)
   
   Про сниженное “чуток” уже говорилось.
   
   Пользуясь случаем, хочу передать привет дружной команде
   Красноярского Лит. объединения “Диалог”: Рустаму
   Карапетьяну, Ульяне Яворской, Ольге Гуляевой. В него входит
   и упомянутый рецензент (добросовестный и с большим вкусом)
   Ольга Немежикова. Кстати, Ленинский стипендиат в институте.
   Ребята! Вы все талантливые люди, поэтому не бойтесь
   критиковать друзей. Захвалить порой хуже, чем загубить.
Ольга Немежикова >> Она24.07.2014 11:15
   Рецензия на стихотворение Инги Сташевска «Она»
   А Бог не играет в шашки. Хотя умеет.
   Черная Лиса
   
   Часто ли мы встречаем автора, ЛГ которого тоже, как Бог, во что-то не играет? Так, и никак иначе, начинается первое стихотворение на страничке ЧХА Инги Сташевска (http://litkonkurs.com/?dr=17&;;l uid=52232). Мы знакомимся, на момент написания статьи, всего с пятью стихотворениями. Невозможно покинуть страничку, не дочитав их до конца. Попробуйте сами зайти в Зазеркалье Инги: не будет времени потерянного. Будет время подаренное. Это... молитва. Все стихи Инги глубоко лиричны, но грусть в них светлая, несмотря, что воспета непреходящая драма бытия, драма Женщины в мире, которая не боится жить и любить, которая не боится играть в поддавки.
   Нельзя объять необъятное, все стихотворения необыкновенно хороши, в каждом из них гипноз и тайна – неуловимая ткань истинной лирики. Нельзя сказать, что в них прозрачны смыслы, скорее, они будут варьировать бесконечно, не только от читателя к читателю, но и при повторном прочтении. Это и есть та поступь, что отличает Поэзию от простого стихосложения. По этим стихотворениям можно говорить об индивидуальном стиле автора, которому свойственны, прежде всего, риторичность, глубочайший психологизм, описательность («Поутру», «Осень»), сюжетное обращение к сказкам («Колыбельная»), к Богу, в частности, к Ветхому Завету («Время любить»). И – оригинальность размера, смелая игра с ритмом. Удивительно то, что хотя рифмы, большей частью, субъективные, но это тот случай, когда о рифме, читая, не вспоминаешь. Кажется, иначе и выразить невозможно. Создается впечатление, что каждое стихотворение представляет собой единый «рифмо-иероглиф», воспринимаемый необыкновенно цельно и, одновременно, бесконечно. Никаких сентенций, нигде. Судя по всему, сентенции вообще не присутствуют в творчестве Инги Сташевска. Это завораживает. Добавлю, что лично мне совершенно не свойственен столь меланхолический взгляд на любовь, на жизнь, на бытие в целом, но это не мешает в полной мере восхищаться поэзией Инги.
   
   Итак, стихотворение «Она» (http://litkonkurs.com/?dr=45&;;t id=306673&pi d=0), одно из пяти, отнесенное автором к жанру «гражданская лирика». Казалось бы, почему не «философская и религиозная»? Позволю интерпретацию по этому поводу. Женщина едва столетие, как живет «равноправно» в гражданском мире, мире мужчин, в котором правят деньги, власть и слава. Это ни хорошо, ни плохо. Оно так, и никак иначе. Ценности заданы, но как быть с Любовью? И что Любовь без Женщины? Без ее игры? Даже если это игра в поддавки.
   Стихотворение читается краткими энергичными фразами, возможно, шепотом, с четкими паузами, с естественным интонированием в такт дыханию. Паузы могут быть очень даже длительными, разделяющими как отдельные слова, даже самые короткие — союзы, так и словосочетания. Интонирование сильнейшее, до экспрессивности. В паузах мы не дышим – в них мы в восторге живем! В паузах в мире царит любовь. Все стихотворение пронизано этой любовью, которую отражает метафора игры.
   Стихотворение написано от третьего лица, эзоповым языком, не везде поддающимся интерпретации, которая казалась бы окончательной, поскольку ключ не дан. Видимо, ключ – у ЛГ в сердце. И только Бог читает в сердцах людей.
   Композиция кольцевая, ядро которой — молитва женщины во время игры. Обрамлена приходом ее в бильярдную и окончанием партии. С кем Она играет? Каждый решает сам.
   Графически стихотворение разбито на пять четверостиший, последнее из которых дополнительно разделено на двустишия.
   Стихотворение богато украшено риторически. На основе анализа стилистических фигур и построена основная часть рецензии. Фонетические, лексические и прочие особенности строения даны кратко.
   
   Первая строфа решена фигурой пролепсиса — мы пока не знакомы с ЛГ, пока лишь задано предвосхищение возможной развязки сюжета. В первой строке заявляется – что? Увлечение или ...кредо? Вполне возможно то и другое.
   Ни в шашки, ни в шахматы, но, порой, в поддавки.
   Приемом изящного эллипсиса (смело опущены главные члены предложения – кто? и что делает? – не играет, которые при некоторых умственных усилиях восстанавливаются из названия и контекста эпиграфа, тем ни менее, подтверждения еще нет) мы узнаем, что неизвестная ЛГ не играет ни в шашки, ни в шахматы. Звукопись активно используется в поэтической ткани. Уже в первой строке нас пронизывают шипящие «ш» и глухой «х» (прием аллитерации), нагнетающие напряжение, тут же неожиданно сброшенное противительным союзом «но» называнием игры, в которую ЛГ играет - «но, порой, в поддавки».
   Во второй и третей строках – психологический портрет-впечатление (впечатление от красивых женских рук, от них невозможно оторвать взгляд! Перчатки; кий, как инструмент, продолжение рук) пока еще неназванной ЛГ, но у нас уже достаточное представление об этом образе:
   Снимает перчатки, тщательно мелит кий,
   Невероятно точен удар, другому вот так – слабо! –
   Сильный игрок. Мы явно получим удовольствие от этой партии.
   Четвертая строка противопоставляет деталь-микрообраз интерьера и состояние всего окружающего мира. Восхитительный прием антитезы:
   Тает в стакане осколок льда. В мире царит любовь.
   Мир и осколок льда, который вот-вот исчезнет... Острый и холодный осколок в стакане. Мы буквально ощущаем этот холод, который запросто может поранить, даже исчезая. Невозможно не обратить внимание «на твердую, острую» звукопись. И – волшебный мир, в котором царит любовь, «с мягкой» звукописью.
   
   Последующие три четверостишия, ядро стихотворения, открывает именительный темы:
   Она – шепотом –
   Также применен эллипсис (опущено слово говорит). Теперь сомнений нет, это была Она! И далее говорит шепотом, потому что все внимание — игре. А шепот – это ее душа, которая обращается к Господу (неожиданная апострофа), творя молитву:
   Господи, благодарствую за
   Все, что есть, а втрое — за то, чего нет! –
   Прием переноса предложения значительно усиливает экспрессию и игры, и молитвы, сопровождающей игру. Мы слышим это все, которое отделяется четкой паузой и то, чего нет!
   Каждое утро – вновь открывать глаза,
   Слушать, как под окном сгребают снег.
   Мы узнаем, что в мире зима. Впрочем, перчатки и шипение, скорее всего, холодного ветра на улице, а также лед, как бы подготовили нас к этому времени года в окружающем мире, от которого, мы знаем, можно ждать все, что угодно. И здесь антитеза. На дворе зима, а Она ведет свою партию в уютной бильярдной.
   И (продолжая громче, чуть осмелев) –
   За то, чего нет, Господи, именно так!
   ( слава, деньги, сказочных королев
   Платья, и – ослепительная красота.)
   В третьем четверостишии в скобках акцентируется Ее интонация (игра успешна, женщина чуть осмелела), а также перечисление, которое произносится молча, внутренним словом. И здесь вновь встречаемся с приемом антитезы. Но противопоставляются,­ казалось бы, несопоставимые величины – то, что в литературе и философии называется молчаливым криком. Мастерски обыгран, по умолчанию, стилистический прием оксюморона.
   Хотелось бы обратить внимание на амплификацию, усиленную переносом (сказочных королев Платья) и нарастанием значимости ценностей для женщины, апофеозом которых является ослепительная красота. Ничего этого у женщины нет, ей достаточно просто любви, которая есть, но которая — игра.
   Узнику – недосягаемый горизонт,
   Наказаньем целителю – тяжкий недуг.
   Как выбирать из всевозможных зол
   Самую незначительную беду?..
   Неожиданно в молитве появляются пронзительные образы узника и целителя, усиленные нагнетанием «у», подводящие к минорному отчаянию... Апофеоз драмы бытия, мужчина и женщина... Второе двустишие пропитано полной безнадежностью... В этом также — стилевая особенность автора.
   Пятое четверостишие – кульминация сюжета. Игра подходит к концу. Ну еще чуток – ведь еще ...В мире царит любовь... Но – целитель наказан, шар замер. Последняя строка гениальна в своем риторическом вопросе.
   В такт пульсации вен, тяжело дыша –
   Господи, воля твоя, ну еще чуток –
   
   И замирает, не докатившись, шар.
   Ведь никогда не спрашивала – за что?
   
   Казалось бы, все безнадежно. Партия проиграна... Но откуда тогда свет, и почему хочется перечитывать эту красоту вновь и вновь? Наверное, у каждого на этот вопрос будет свой ответ. Если будет. Потому что жизнь в ответах, видимо, не нуждается. Она просто живет. Игра с Богом не прекращается.

Переправа на портал
"Что хочет автор"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Сейчас на Литературном портале
2 авторов
164 гостей
Реклама